Последние новости

Иван Халилов: «Мы пытаемся спасти человечество от гибели пчёл». В «Удмуртской правде» узнали, почему так важно сохранить самых трудолюбивых насекомых

Иван Халилов: «Мы пытаемся спасти человечество от гибели пчёл». В «Удмуртской правде» узнали, почему так важно сохранить самых трудолюбивых насекомых

19.07.2018 0 комментариев

Иван Халилов: «Мы пытаемся спасти человечество от гибели пчёл». В «Удмуртской правде» узнали, почему так важно сохранить самых трудолюбивых насекомых

19 июля

0

Главным редактором прошлой недели стал Иван Халилов, молодой, но очень успешный предприниматель, или, как он сам себя называет, просто пчеловод. В свои 22 Иван, кажется, достиг уже немыслимых высот. У него своя динамично развивающаяся компания, представительство которой есть в нескольких городах России и даже мира. Но главное, Иван занимается делом, которое по-настоящему любит и ценит.

%d1%85%d0%b0%d0%bb%d0%b8%d0%bb%d0%be%d0%b2Иван Халилов: «Мы пытаемся спасти человечество от гибели пчёл». В «Удмуртской правде» узнали, почему так важно сохранить самых трудолюбивых насекомых

Как только молодой человек вошёл, кабинет главного редактора наполнил невероятный аромат мёда и трав. Наш гость пришёл не с пустыми руками — из бумажного пакета он достал восковой бочонок с мёдом, сбор луговых трав и ещё тёплый пшеничный хлеб — продукцию своих крестьянских хозяйств.

— Угощайтесь, хлеб из цельнозерновой муки на меду без сахара и без дрожжей, выпекаем в русской печи. Обратите внимание на его цвет. Если мука не отбеливается химическим путём, то пшеничный хлеб получается таким (Коричневого цвета, а не белого. — Прим. ред.).

Сегодня натуральный хлеб и мёд — редкость, поэтому коллеги побежали за фотоаппаратами, чтобы запечатлеть его в кадре. А после за чашечкой душистого травяного чая с мёдом началась беседа с нашим новым главным редактором.

Игорь Егоров: Иван, как вы дошли до жизни такой?

— Мне было, кажется, лет 14 или 15, и на свой очередной день рождения я попросил у родителей 100 долларов на улей. Подарили – купил. Поставили улей в деревенском хозяйстве.

Почему улей?

— Буквально за день до этого в руки попалась интересная книга о пчёлах. Я её проглотил за ночь.

Надежда Бондаренко: Расскажите, чем занимаетесь вы и ваша компания?

— Основной наш профиль — пчеловодство. Занимаемся тем, что, как бы это громко ни звучало, спасаем человечество от гибели пчёл. Они исчезают колоссальными темпами по всему миру. По статистике, в России за 6 лет количество пчёл на частных пасеках уменьшилось в 4,5 раза, а диких пчёл стало меньше в 6 раз. Если сейчас не предпринять никаких мер по их спасению, то буквально в ближайшие годы человечество как вид может начать вымирать. Поясню на одном примере. Пчёлы опыляют кормовую базу для коров. Вымрут пчёлы — не станет пищи для скота, из магазинов пропадёт мясо. И так далее по цепочке пропадёт не только мясо, фрукты, зерновые, пропадёт вообще всё!

Сегодня я стараюсь восстанавливать популяцию пчёл. Делаю это по всему миру. На данный момент я и мои единомышленники открыли больше 200 пасек по всему миру, в том числе шесть в Удмуртии. В Крыму организовали 5 пасек. Там собираем, в основном, уникальный лавандовый мёд. Теперь мы мировые монополисты по лавандовому мёду, ибо в Провансе, где раньше добывали почти весь мировой лавандовый мёд, пчёлы массово погибли.

Ещё мы делаем уникальное натуральное мыло на маслах, без химикатов и пенообразователей, и косметику, собираем травы и делаем чаи. Всё это продаётся в основном за границу. Начали открывать в разных городах лавки и фирменные крестьянские бутики, в которых можно купить нашу продукцию. В Ижевске один «Крестьянский бутик Ивана Халилова» уже давно успешно работает. Помимо пасек, у меня есть ещё несколько хозяйств. Недавно достроил большую овчарню на 1000 голов овец. Есть птица, телята.

Сергей Рогозин: Страусов не планируете разводить?

— Мы не любители экзотики, это противоестественно. Возникает необходимость в инкубаторе и других агрегатах, чтобы разводить страусов в нашей полосе. Я большой противник научно—технического прогресса. Он всё загубил. Мы используем только ручной труд, стараемся минимизировать механизацию. В этом и ценность нашей продукции.

Надежда Бондаренко: Но ведь при таком подходе снижается производительность труда, а цены растут. Спрос есть?

— У нас самая дорогая продукция в Европе как минимум. Это потому, что она полностью натуральная, ручной работы, по старинным рецептам, без химии. Вощину для пчёл мы делаем сами из воска, а не из парафина. От пчелиного клеща — паразита, который есть на каждой пасеке без исключений, – лечим авторским рецептом хвойной муки, а не массово используемым бипином. Если бы не было в Мексике одного энтузиаста, который продаёт очень маленькую баночку пещерного мёда за 1000 евро, то наш был бы самым дорогим в мире. Хотя наш дикий мёд близок по цене к пещерному из Мексики, при этом заказы на него расписаны надолго вперёд.

Какое у вас образование?

— У меня неоконченное географическое образование, а пчеловодческого или сельскохозяйственного нет. Но это не мешает уже несколько лет читать лекции по натуральному пчеловодству среди сотен профессиональных пчеловодов. Был опыт проведения занятий в Институте натурального пчеловодства в Москве. Пчеловоды даже с 30—летним стажем благодарят и удивляются знаниям, которыми мы делимся совершенно бесплатно. Их я получил через опыт и профессиональную литературу. Кроме того, много езжу по пасекам и общаюсь с пчеловодами. Хотя добыть от них информацию невероятно сложно. Часто они люди закрытые и не хотят делиться секретами.

За рецептом хвойной муки, которой мы лечим пчёл от клеща, пришлось слетать в Австралию. Это единственная страна, где нет проблем с этим паразитом. Там много зарослей эвкалипта, эфирные масла которого негативно влияют на его вегетативную систему. Вначале мы тоже лечили пчёл эвкалиптом. Но после того, как изучили состав эвкалипта и хвои и поняли, что их дубильные вещества схожи по действию на клеща, решили заменить эвкалипт хвоей. Попробовали – сработало. Собираем хвою, сушим, перемалываем до состояния муки, посыпаем ею пчёл. Дыхальца клеща забиваются мукой, и он отцепляется от пчёл. Дальше дело за полосатыми труженицами, они его «добьют». Наш рецепт уже очень популярен, его можно встретить в пчеловодческих журналах и на форумах.

Не пробовали запатентовать свой рецепт?

— Для чего? Это же вопрос спасения человечества.

Елена Бородина: Слышала, что в день пасечник может получить от пчёл до 100 укусов!

— 100 укусов даже опытному пчеловоду тяжело будет перенести. Если работаешь с пчёлами грамотно и профессионально, то часто они вообще не жалят. На своих лекциях я учил, как избежать укусов. Агрессивность пчёл зависит от набора тонких факторов: настроения человека, одежды, голоса, гигиенических процедур. Бывает, по неосторожности придавишь пчелу. Тогда она распространяет запах яда, который хорошо чувствуют другие и воспринимают его как сигнал к мгновенной атаке. Даже костюмы и маски не помогают, особенно с нашей среднерусской пчелой, она довольно злобная.

Говорят, от пчёл нельзя отмахиваться?

— Это их раздражает. Пчела, которая застряла в волосах, точно ужалит. Если напали 1—2 пчёлы, стоит закрыть глаза, лицо и присесть на корточки, через минуту она улетит. Иногда пчёлы врезаются в человека. По жужжанию я отличу, вы вряд ли, случайно она врезалась или намеренно. Если больше двух пчёл врезалось, надо бежать. Где несколько пчёл там сотни.

Энвиль Касимов: Нужно бояться пчёл, когда они роятся?

— На самом деле роевые пчёлы менее агрессивны. Роение — это размножение, когда семья делится на две, и одна из них улетает. Чтобы улететь, пчёлы набирают в зобики запас нектара и мёда на трое суток. А раз их брюшко наполнено мёдом, то они физически не могут его согнуть, чтобы ужалить. Но если вы их всё—таки очень сильно раздразните, они отрыгнут нектар и ужалят.

Александр Кириллин: Вы сторонник какого метода: когда улей постоянно стоит на одном месте или когда его перевозят, допустим, на гречишное поле или к липам?

— Если улей сместить хотя бы на 30 сантиметров, то вокруг него начинает образовываться большая туча пчёл – они долго не могут найти свой дом. Любые перестановки их дезориентируют. Для пчёл большой стресс, когда их перевозят на дальние расстояния. К тому же неправильно, когда пчёлы питаются только одним видом нектара и пыльцы. Это то же самое, если человека посадить на шоколад, хлеб или жареную картошку, например.


О вкусах и увлечениях

Сергей Рогозин: Из чего вы мыло делаете?

— В основе нашего мыла щелочь и благородные масла — оливковое, лавровое. Есть алмазное мыло с золотой крошкой — это для очень богатых. По легенде, когда царицу Савскую готовили замуж за Соломона, её натирали многие месяцы благовониями и бельди с алмазной крошкой. Оно так отполировало её кожу, что царь Соломон был в восторге. Мы делаем подобное мыло, несколько брусочков продали в Арабские Эмираты и Канаду. Стоит оно 1,5 миллиона рублей.

Энвиль Касимов: По публикациям в Интернете знаю, что вы увлекаетесь минералами. С чего началось это увлечение?

— Подростком увидел по телевизору рекламу компании, которая выпускает разные коллекции. В тот момент рекламировали коллекцию минералов. Я купил этот выпуск. Там был кусочек аметиста. Он до сих пор есть в коллекции, как самый первый экземпляр. После того как собрал первую коллекцию, поехал в Москву, в геологический институт. Попросил ректора провести по институту, устроить экскурсию. После этого поехали на раскопки. Коллекция начала пополняться. Сегодня часто бываю на раскопках, у меня внушительная коллекция минералов и драгоценных камней.

Из Интернета узнал, что вы землю раздаёте…

— Я сторонник долгосрочного инвестирования. Когда стали появляться какие—то первые серьёзные деньги, инвестировал их в землю. Сейчас у меня достаточно много земли по всей стране. Я опубликовал в интернете пост о том, что раздаю её бесплатно. Если у вас есть проект или ресурсы на его реализацию, берите землю, подписывайте документы и работайте.


Задание

Привлечь к проблеме государства

Давайте осветим самый важный для человечества вопрос спасения пчёл. Ведь люди выживут только в том случае, если будут жить пчёлы. Есть три причины, по которым вымирают пчёлы. Первая — это сам пчеловод, который использует в работе сахар, подкормки, стимуляторы и огромное количество химикатов. Вторая — это общее экологическое состояние Земли, которая уже достаточно пострадала от научно—технического прогресса. Третья — это вышки сотовой связи, которые дезориентируют пчёл. О последней причине больше всего сказано и написано, но на самом деле основная причина первая. Если пчеловод уверяет, что он ни от чего не лечит пчёл, то я готов поспорить, что он как минимум лечит пчёл от клеща. Если не делать этого, то пасека вымирает за год, максимум два. Вопрос, чем лечить? Большинство лечат химикатами. Чтобы сохранить пчёл, во—первых, не стоит покупать мёд у тех пасечников, которые кормят насекомых сахаром и травят химией. Во—вторых, следить за экологией. И, в—третьих, не строить в лесах вышки сотовой связи. Считаю, что к проблеме сохранения пчёл необходимо привлечь внимание государства.

Источник: https://udmpravda.ru

Нет комментариев

Прокомментируйте

Мы сохраняем конфиденциальность!Ваши данные не будут доступны третьим лицам