Последние новости

Летчик-космонавт, Герой России Михаил Корниенко: «С космоса хорошо видно, как мы губим Землю»

Летчик-космонавт, Герой России Михаил Корниенко: «С космоса хорошо видно, как мы губим Землю»

11.07.2018 0 комментариев

В Уфу в рамках открытия обелиска Зои Космодемьянской приехал летчик-космонавт, Герой России Михаил Корнеенко. Корр. ГорОбзор.ру удалось лично пообщаться с Михаилом Корниенко, чтобы узнать о впечатлениях от Уфы, трудностях на пути к полетам в космос и земных радостях.

— Вы в Уфе первый раз?

— Нет, не первый. У меня здесь много друзей. Я здесь третий или четвертый раз.

 Чем Вам нравится Уфа?

— Людьми, конечно. Сам город нравится, друзья, целиком атмосфера, которая здесь царит. Атмосфера доброжелательная, атмосфера гостеприимства, вообще хороший народ.

— Что для вас значит имя Зои Космодемьянской?

— Для меня, как и для всех людей моего поколения, это память, память о героях, которые дали нам возможность жить, сейчас – нашим детям, у меня уже внук, и им. Своим подвигом они обеспечили нам то, что мы имеем сегодня. Я не устаю повторять: «У тех, кто забывает свое прошлое, нет будущего». Мы это прошлое не забываем, поэтому будущее у нас есть.

— Назовите три самых значительных трудности в длительном полете. Скучаете по домашней еде?

— Самая большая трудность – это дойти до этого космоса. На своем примере, может, немножко не скоромно, но от момента поступления в отряд и до полета прошло 13 лет. В самом полете, конечно, тоже много сложностей, но я к ним был уже готов. Сложно находится в замкнутом пространстве, но это же банально.

— Вы мечтали стать космонавтом с детства?  Что было самым сложным на этапе движения к цели?

— Может, это покажется банальным, хотел стать космонавтом с детства. Мой отец служил в группе поиска и спасения, военный летчик. Вот Гагарин полетел в 61-м году, я родился в 60-м. Я, конечно, этого события не помню, маленький был, хотя мне кажется, что помню, как мать с отцом прыгали в квартире. Говорят, что в этом возрасте человек еще в бессознательном состоянии, но, тем не менее, в этом время все хотели стать космонавтами.

— Что было самым сложным на этапе движения к цели?

— Вот эти 13 лет были наполнены тяжелыми тренировками, поездками, отсутствием семьи и так далее. Постоянные переносы из экипажа в экипаж, кочевали. И, наконец, полетели. Самое главное – дойти до полета.

— Вы два раза выходили в открытый космос. Какие ощущения и мысли возникают в этот момент?

— Эмоциям придаваться особо некогда, потому что, в первую очередь, это работа. Выход расписан по минутам, каждая минута под контролем Земли. Буквально, когда люк открывается на несколько секунд, то состояние оторопи, внизу 400 км, а потом все, начинается реальная работа. Все зависит от тебя: начиная страховкой, заканчивая выполнением выхода.

— Не возникает ощущения, что мы, человечество, крошечные и одинокие в космосе?

— Нет, ощущение, наоборот, что мы очень большие. Мы конкретно негативным образом влияем на экологию планеты. Хотя мы и песчинки в масштабах Вселенной, но мы старательно губим наш общий дом. С этим надо что-то делать. Оттуда это очень хорошо видно.

— Вы восходили на вершину Килиманджаро? Чем продиктовано такое желание?

— Я только с Эльбруса слез. В августе иду на Монблан. Сейчас для меня жизнь только началась. С пилотируемой космонавтикой, скажем так, подзавязал. В подкорке, может быть, сидит, если обстоятельства сложатся так, что я буду нужен, то могу еще раз полететь, в принципе, здоров. Но у меня сейчас появилось столько земных дел, которые я за 20 лет пребывания в отряде упустил, что я живу просто полноценной жизнью. Я вертолет сейчас осваиваю, в горы хожу, сейчас новый отдел в ЦПК (Центр подготовки космонавтов) создается, я этим занимаюсь, наконец, я дом свой организую, прикупаю. Всегда хотел иметь свой дом.

— Как вы думаете, почему женщин-космонавтов так мало?

— Скажем так, у наших партнеров их побольше. У американских астронавтов их много, в Европе есть девушки. У нас традиционно так сложилось. Не могу сказать, почему так. Девушки летают, практика доказала, что летают достаточно неплохо. Мое мнение, в силу физиологических причин. Мужику-то тяжело, а на девушку глядишь, с утра, и слезы на глаза наворачиваются (смеется). Им вдвойне больше поклон, что они этим занимаются.

— Что пожелаете юношам и девушкам, которые мечтают бороздить космические просторы? Куда пойти учиться и на какие предметы делать упор?

— На понимание того, что это не будет быстро, легко и скоро.

Источник: https://gorobzor.ru

Нет комментариев

Прокомментируйте

<