Нет завода в своем Отечестве? (Выпуск газеты №1 — страница 3)

04.03.2018 0 комментариев

Нет завода в своем Отечестве?

Вместо советской (ленинградской) технологии мусоропереработки, на десятилетия опередившей Запад, регионам навязывают средневековую технологию сжигания отходов. Даже самые светлые инженерные умы, собранные в корпорации «Ростех», почему то не смогли придумать лучшей технологии переработки мусора, чем его сжигание.

Вот что об этом писали российские информагентства летом – осенью нынешнего года.

– Строительство четырех мусоросжигательных заводов в Московской области и одного в Татарстане отражено в паспорте проекта «Чистая страна», на который планируется потратить 243,4 миллиарда рублей.

– Как выяснил “Ъ”, подконтрольный «Ростеху» фонд «РТ Инвест» намерен увеличить число проектов по строительству мусоросжигающих ТЭС (МТЭС) в регионах РФ. Фонд планирует построить еще четыре станции в Московской области и три мусоросжигательных проекта на юге России — в Сочи, в районе Минеральных Вод, а также на Тамани — для сжигания крымского мусора.

Как говорится: цели ясны, задачи поставлены, вперед – к массовому строительству установок по сжиганию отходов.

По человечески было бы объяснимо, когда с «пенящимися» восторгами по поводу мусоросжигания приезжали из заграничных командировок чиновники, рассказывая, что вот – прямо в центре Вены (Стокгольма и прочь.) стоит такой завод, и не только не мешает, но даже тепло и электричество в соседние дома дает! Грешили этим и питерские градоначальники – Владимир Яковлев, Валентина Матвиенко. Действительно, европейские заводы по сжиганию мусора выглядят ухоженными, вони, пардон, кругом не чувствуется, да еще, как уже сказано, они и тепло вырабатывают. Казалось бы, и нам такие же нужны!

Что ж, чиновники, даже высокого уровня, не обязаны быть специалистами в технических, и тем более экологических, вопросах – могут и не знать, что технологии сжигания появились в Европе отнюдь не от хорошей жизни. Они – наследие чумных эпидемий, которые каждые сто – двести лет поголовно выкашивали тамошнее население. Умерших хоронили на специальных кладбищах. А что было делать с вещами, через которые, европейцы уже тогда точно знали, передавалась зараза? Их элементарно сжигали. Потом в дело пошел и обычный мусор, технологии совершенствовались, появились системы очистки дыма, использования тепла… Однако идеальной очистки выбросов достичь так и не удалось. В результате, в молоке европейских коров уже давно находят канцерогенные вещества – диоксины, получаемые при сжигания полимерных отходов. Поэтому нынешние мусоросжигательные заводы для европейцев, что пресловутый чемодан без ручки: нести тяжело и неудобно, а бросить жалко, ведь столько денег за века вложено.

Тем не менее, даже сейчас, когда мы вроде бы уже перестали смотреть на Европу как на образец для подражания, крупнейшая российская госкорпорация «Ростех» планирует строить семь (для начала) мусоросжигательных заводов в густонаселенных регионах страны. Правда население, которое зачастую гораздо грамотнее в экологическом и социальном плане, чем чиновники и сотрудники госкорпораций, намерено эти планы сорвать.

Осенью в Москве, Подомосковье и Казани прошли митинги против «европейских технологий» под лозунгами: «Нам решать, чем дышать», «Не превращайте наш район в зону отчуждения», «Нет — сжиганию, да — мусоропереработке». На мероприятиях выступали экологи и врачи, которые считают, что строительство таких заводов несет большую опасность для здоровья, собирали подписи под соответствующими петициями в адрес региональных и федеральных властей.

И, судя по последним сообщения из Администрации президента РФ, эти обращения были услышаны и приняты во внимание. Так, в весьма серьезном, по сути – программном «экологическом» документе от 15 ноября: «Перечень поручений по результатам исполнения законодательства и решений Президента в сфере регулирования обращения с отходами» нет ни слова (!) о мусоросжигании. Напротив, речь идет о «замкнутом цикле» работы с отходами (когда они по максимуму возвращаются в оборот в виде сырья), «экотехнопарках» и других прогрессивных вещах. И ответственными за исполнение этих «поручений» назначены не рядовые исполнители, а председатель правительства Дмитрий Медведев, глава Счетной палаты РФ Татьяна Голикова, генеральный прокурор .

Второй важный документ в этом ряду – официальная запись беседы президента Владимира Путина с министром природных ресурсов и экологии Сергеем Донским от 27 ноября. Там тоже не сказано об отказе от мусоросжигания – но эта технология и не была упомянута. А министр обязан подробно докладывать главе государства о планах по раздельному сбору и переработке отходов, о запрете захоронения полезных компонентов: с 2018 года – металлов, с 2019 го – всех видов пластика и так далее.

Слава Богу и спасибо неравнодушным людям, которые выступили против «сжигательных» заводов! А ведь такие проекты грозили и Петербургу с Ленобластью. И не только во времена Яковлева и Матвиенко. В 2014 году на Петербургском международном экономическом форуме губернатор Георгий Полтавченко, глава банка ВТБ Андрей Костин и греческий инвестор «Helector Aktor», представленный в Петербурге ООО «Л.М.П.» («Левашово Мусоропереработка Проект»), подписали соглашение о строительстве в районе поселка Левашово крупного предприятия по приему и переработке отходов. О том, что мусор в Левашово планировалось сжигать, впрямую не говорилось. Вместо этого использовалась уклончивая формулировка о строительстве завода по переработке отходов в энергию. Но, повторим, люди сейчас грамотные и суть, спрятанную за красивыми словами, поняли. Узнали подробности и на сайте греческого инвестора. В результате, учитывая настроения горожан, резко против данного проекта выступило и Законодательное Собрание Санкт-Петербурга. В итоге проект «завис» – не реализуется, но и не отменен.

Еще один завод – тоже, как предполагается, с технологией сжигания, планирует построить на Волхонке хорошо известный в определенных кругах петербургский инвестор г н Ебралидзе. Его проект из за активных протестов жителей Красного Села тоже «подвис». Правда, до середины ноября была большая вероятность, что втихомолку или со скандалами, но оба эти завода построят. Ведь за ними стоят большие интересы, серьезные связи и очень большие деньги. Под предлогом окупаемости инвестиций на вывоз твердых бытовых отходов для населения и для юрлиц был бы поднят в городе в разы (конечно, не сразу – процентов по 30 40 в каждое полугодие) – об этом говорилось не раз и вполне официально.

Сейчас, после упомянутых заявлений Владимира Путина, угроза мусоросжигания снизилась. Вопрос еще не закрыт окончательно, но теперь и депутаты, и общественники могут смело ссылаться на позицию президента РФ.

И вот сейчас во весь рост встает главный вопрос: а что вместо сжигания? Полигоны для технологически грамотного захоронения мусора в окрестностях таких мегаполисов как Петербург и Москва в дефиците. Возить мусор за сто километров – накладно. Так что без заводов не обойтись. Но где взять технологию безопасной и экономически эффективной переработки мусора? За какие деньги и у кого ее покупать?

И здесь далеко ходить не нужно. Лучшая в России, а потом и в СНГ технология была создана в Ленинграде еще в 60 х – 70 х годах прошлого века. Она использовалась на построенном в 1970 м году и работавшем вплоть до 2005 года Опытном заводе механизированной переработки бытовых отходов МПБО 1 на Волхонском шоссе. Петербург по праву гордился этим заводом. Его посещали десятки зарубежных делегаций, он был открыт для российских журналистов и специалистов, которые своими глазами видели, какая там царила чистота, как привозимые с города отходы превращались в ценное сырье. Он имел десятки наград – от Государственной Совета Министров СССР (1987 год) до – внимание! – Диплома Европейской бизнес ассамблеи «Европейское качество» – «за достижения в переработке отходов в соответствии с европейскими стандартами».

А что случилось с этим заводом после 2005 го года – об этом мы упомянули в материале на 1 й стр. («Пропавшее наследство»), и, возможно, еще не раз вернемся к этой теме. Благо, крупный петербургский чиновник, командовавший захватом предприятия, давно не у дел. Впрочем, сейчас разговор о другом. «Советские», но непрерывно совершенствуемые технологии (на заводе была своя научная база и связи с федеральными научными учреждениями) были безопасными и экономически выгодными.

Безопасными – потому что ничего не сжигалось и не закапывалось в землю (без предварительной обработки). А выгодными, потому что обычный и даже часть опасного мусора МПБО 1 последовательно превращал в ценное сырье. Пластиковые бутылки, другая становились чистой пластиковой крошкой, которую охотно брали производители не пищевых пластмасс – она стоила заметно дешевле, чем полученная из нефти.

Из строительных отходов изготавливались стройматериалы, из стеклянных – сырье для стекольных заводов, из органики – компост, который охотно брали садово-парковые хозяйства города. Сейчас сложным для утилизации продуктом считаются автомобильные покрышки. Действительно, что, казалось бы, с ними можно сделать, кроме как сжечь или закопать? Но на МПБО 1 методом пиролиза из покрышек получали чистейшую сажу, которую «с руками отрывали» металлургические заводы, поскольку углерод – необходимый компонент при варке чугуна и стали. Оставшийся металлический корд шел как металл. Лишь 25 процентов отходов направлялось (после обработки) на захоронение, остальное возвращалось в оборот. То есть экологическая выгода получалась по сути двойная. Энергией завод так же обеспечивал себя сам.

И это не чьи то субъективные оценки, уровень эффективности и безопасности завода отмечали сами же петербургские власти. 2001 год – Почетный диплом Законодательного собрания за заслуги в деле улучшения экологической ситуации, 2004 год – лауреат конкурса «Сделано в Петербурге» за высокие показатели качества и поддержание престижа. Еще больше наград от федеральных органов власти: в 2002 и 2003 годах МПБО 1– в числе победителе всероссийского конкурса «1000 лучших предприятий России», в 2004 м – Гран при «Золотой ключ» за высокие достижения в развитии жилищно коммунального хозяйства России – для полного списка не хватит места.

Одним словом, ходить далеко не надо! Вот он – образец для подражания. Бери и пользуйся. Документация, скорее всего, в архивах сохранилась, специалисты тоже живы, да и сам завод, хотя оборудование исчезло неизвестно куда или приведено в негодность, по бумагам все еще существует. Зачем же нам изобретать (или покупать) технологии мусоросжигания? Да незачем. В силу давнего убеждения, что нет пророка (в нашем случае – экологически эффективного завода) в своем отечестве. Ну и просто так проще, привычнее, и кому то и выгоднее. В стремлении каких то лиц и компаний заработать нет ничего криминального, рынок есть рынок. Только нельзя делать деньги на здоровье людей и загрязнении окружающей среды. Особенно когда есть возможность зарабатывать, ничего не портя в окружающем нас мире, а сохраняя и улучшая природу.

Нет комментариев

Прокомментируйте

<