Последние новости

Сжиганию мусора должен предшествовать раздельный сбор отходов

Сжиганию мусора должен предшествовать раздельный сбор отходов

14.08.2018 0 комментариев

Как быстро приучить население выбрасывать мусор в разные контейнеры.

Тема обращения с отходами в Казани — одна из самых обсуждаемых. Пока в Авиастроительном районе города в тестовом режиме внедряется система раздельного сбора мусора, проект осиновского мусоросжигательного завода подошел к процедуре государственной экологической .

Но споры вокруг необходимости и безопасности МСЗ не прекращаются. Противники завода подали судебный иск, указывая на нарушения процедуры утверждения терсхемы обращения с , а встречи жителей Осиново с инвестором предприятия к конструктивному диалогу не привели.

KazanFirst попытался получить ответы на вопросы, волнующие общественность и, в частности, противников МСЗ. Доцент кафедры инженерной экологии КНИТУ-КХТИ Аркадий Ярошевский в интервью изданию рассказал о том, что наверняка заставит горожан собирать отходы раздельно и как способен положительно повлиять не только на экологию, но даже туристическую привлекательность региона.

— Вокруг территориальной схемы обращения с отходами сейчас много споров. Что из себя представляет эта схема и какие ключевые параметры в ней отражены?

— Сравнительно недавно появилось законодательное требование о том, что все регионы должны разработать территориальные схемы обращения с отходами. В нашей республике она разработана. В соответствии со схемой поделен на Западную и Восточную зоны. Для каждой зоны будет определен региональный оператор, для которого эти территории станут зонами его ответственности. В терсхеме прописываются данные о количестве отходов, показатели по обезвреживанию, утилизации и размещению отходов, баланс схемы потоков отходов, данные о планируемом строительстве и реконструкции объектов утилизации и обезвреживания.

— Не противоречит ли проект МСЗ территориальной схеме обращения с и Экологическому кодексу Татарстана?

— Кодекс предусматривает обезвреживание как один из способов обращения с отходами. Мусоросжигательный завод — это объект, на котором осуществляется обезвреживание. Естественно, в кодексе не прописан конкретно этот мусоросжигательный завод или что-то еще подобное, но я считаю, что подобные методы обезвреживания отходов не противоречат экологической системе обращения с отходами.

— По вашему мнению, какие технологии переработки отходов самые современные и безопасные для человека?

— Отходы — это очень широкое понятие. Это может быть или -бутылки, отходы стекла или . Это все разные отходы, поэтому для их переработки применяют разные процессы. Говорить о какой-то единой технологии нельзя. В каждой сфере свои разработки. Но эффективность любой технологии в немалой степени зависит от качества исходного сырья. Например, те же самые ПЭТ-бутылки — это полиэтилентерефталат (материал самой бутылки плюс бумажная этикетка, плюс крышечка и кольцо, сделанные из полиэтилена). Их утилизация осложнена тем, что это не единый отход, а три разных отхода, причем для переработки каждого требуется своя технология.

Потом вопрос сбора отходов. Сейчас начинают во многих дворах устанавливать контейнеры для полимерных отходов. Но встает вопрос транспортировки: сколько килограммов пластиковых бутылок может увести «КАМАЗ», ведь в этом случае он в основном будет перевозить воздух. То есть существует проблема сбора, транспортировки, а еще сортировки. А насколько отходы чистые? Это ведь : если нам еще нужно разделять и очищать отходы, то на все нужно тратить деньги.

Когда будет воспринята населением и начнет действовать система селективного сбора отходов, это повлияет как на технологии переработки, так и на экономику системы обезвреживания отходов в целом. Швейцарцы смеются, что они чайный пакетик выбрасывают по частям: отдельно ниточку, скрепочку, сам пакетик и чаинки, которые внутри пакетика. В этой шутке есть большая доля правды: процент утилизации отходов в этой стране очень высок.

— Есть расхожее убеждение, что наше общество не готово к раздельному сбору. Как быстро привить людям экологическую этику?

— Да, есть такое понятие, как экологическая этика. Но есть еще и такое понятие, как экономика. Я разговаривал с немцами и спрашивал: «У вас можно выбрасывать все отходы вместе?». Они отвечали: «Можно, но это очень невыгодно». Как немцев, так и финнов, которых у нас считают очень законопослушными, приучили к раздельному сбору только через экономику. Сегодня в той же самой Германии устанавливают 12 контейнеров для мусора на придомовых территориях. Только для стеклянных бутылок три контейнера. Но «сознательность» немцев основывается прежде всего на том, что несоблюдение требований раздельного сбора отходов бьет по карману.

Когда я читаю лекции, спрашиваю своих слушателей: сколько вы платите за воду, сколько расходуете воды, сколько платите за вывоз отходов? Как правило, люди не знают. Отсюда я делаю вывод, что для нас это не очень накладно. Допустим, сегодня я плачу 100 рублей за вывоз отходов и эта сумма для бюджета моей семьи не очень значима. Если же, выбрасывая весь мусор вместе, я буду платить, например, 5 000 рублей, а при размещении отходов в разные контейнеры 20 рублей, то это, конечно, будет очень существенным стимулом для внедрения раздельного сбора. Пропаганда, обучение детей и взрослых основам экологической этики — это хорошо и правильно. Но, полагаю, экономические стимулы будут очень существенно ускорять процесс обучения.

— Расскажите о существующих методиках работы в области ОВОС (оценки воздействия на окружающую среду. — Ред.)?

— Необходимость проведения подобной оценки закреплена на законодательном уровне. Поэтому любое производство, которое может оказать воздействие на окружающую среду, может быть построено только после проведения ОВОС. Оценивается воздействие возможных выбросов и сбросов на атмосферный воздух, водные объекты, животный и растительный мир. Требования к тому, как проводится оценка, четко сформулированы. Может быть, в проект заложена недостаточно эффективная очистка выбросов или сбросов — ОВОС это выявит, выдаст рекомендации по усовершенствованию системы. ОВОС, после прохождения общественных слушаний, вместе с проектом поступает на экологическую экспертизу. И уже специалисты выдают свое заключение — можно реализовывать проект или нет.

— Противники МСЗ уверены, что весь мусор можно перерабатывать не сжигая, а значит, вполне можно обойтись без мусоросжигательного завода. Это так?

— Что касается 100% — это нереально, об этом и говорить не стоит. Если взять Германию, которая имеет большой и длительный опыт селективного сбора отходов, то у них степень переработки 60-65%. Говорить о 100%-ной утилизации даже после реализации территориальной схемы, внедрения методов селективного сбора и организации перерабатывающих производств несерьезно. Мы сегодня не готовы даже к установке 12 контейнеров на придомовых территориях. Природоохранные структуры достаточно реалистично смотрят на эти проблемы. Как один из вариантов — дуальный сбор. Это на сегодняшний день реальный подход. Обойтись без мусоросжигательного завода можно, но не утонем ли мы в отходах? Можно ли жить в грязи? Можно. Но нужно ли?

Вы наверняка проезжали по челнинской дороге. Въезжаешь в Самосырово — гора. Можно горнолыжный курорт построить. Я шучу, конечно. Но раньше то ли в шутку, то ли всерьез говорил: «Когда вижу эту гору мусора, значит, я уже в Казани». Сейчас я рад, что гора закрыта, проведена нормальная рекультивация, но не хотелось бы, чтобы Казань была окружена пусть и рекультивированными, но горами мусора. В принципе сжигание — это нормальный метод обезвреживания отходов. С другой стороны, нужно сжигать только то, что нельзя переработать или использовать. Для этого как раз и вводятся селективный сбор и сортировка. Они обязательно должны предшествовать сжиганию.

— Инвесторы МСЗ уверяют, что на этапе сортировки будут отсеиваться отходы, которые нельзя сжигать. Не надежнее ли донести до людей мысль, к примеру, что в общую кучу сваливать нельзя, иначе люди этими же сожженными батарейками будут дышать?

— Вы верите в то, что говорите? Я считаю, что только пропаганда не сработает. Система должна предусматривать многие моменты. Да, не стоит сжигать не только батарейки, но, например, и линолеум, который содержит хлор, а хлор в сочетании с ароматикой может дать токсичные вещества, которых так все боятся. Есть достаточно много разных отходов, которые сжигать не стоит. Но пропаганда не будет панацеей. Например, у вас есть батарейки? Что вы с ними делаете?

— Коплю, а потом сдаю в один из городских пунктов.

— Надо отдать должное вашей сознательности. Но поинтересуйтесь их судьбой: куда дальше идут батарейки. У нас в республике нет предприятий по переработке тех же самых батареек. В лучшем случае их отправляют куда-то за пределы Татарстана.

— А в реальности?

— Я не отслеживаю путь каждой батарейки, но я вас уверяю, что достаточно много их попадает в контейнеры для мусора и на полигоны ТБО.

— Получается, у мусоросжигания только одна альтернатива?

— Или сжигание или захоронение. Наша страна позволяет себе занимать очень большие площади под полигоны или свалки просто потому, что имеет очень большие территории. Противники МСЗ говорят: «Стройте завод в Боровом Матюшино!». Это, конечно, технически невозможно. Так же, как невозможно захоранивать отходы в этом поселке. И не потому, что там земля дороже, чем, например, в Самосырово. Там просто нет свободного места. Но ведь скоро свободных площадок для размещения полигонов ТБО вблизи Казани может вообще не остаться. А рядом с полигоном земля, конечно, будет дешевой. А вот в Вене, где мусоросжигательный завод стоит в центре города, земля возле него вряд ли продается за бесценок.

Под Казанью сравнительно недавно на одном из полигонов ТБО было возгорание, которое тушили несколько дней. Кто из рядовых граждан может сказать, сколько загрязняющих веществ при этом попало в атмосферу?

Мое мнение: сжигание мусора — это то, что позволит нашей республике избавиться от мусора. 

На сегодняшний день завод имеет право на существование, но обязательно отходы на сжигание должны поступать после сортировки. И очень желательно, чтобы золошлаковые отходы, которые образуются после сжигания, нашли свое применение. Это реальное вторичное сырье, которое можно использовать.

В разных странах по-разному подходят к оформлению заводов. В Вене всем туристам показывают этот завод с разноцветными трубами, образующими абстрактный рисунок. В Дании одна сторона завода стала горнолыжной трассой. А почему бы из уважения к людям в том же Осиново не сделать фасад этого завода таким, что можно бы было возить туда туристов и чтобы это стало одной из достопримечательностей Казани? Чтобы, как в Вене, мы могли показывать его приезжим: «Смотрите, это наш завод, он делает город чище».

Нет комментариев

Прокомментируйте

<