МЕНЮ

Последние новости

Закрытая “Самарка”. Тогда ежедневно 200 мусоровозов из Петербурга в лес

Закрытая “Самарка”. Тогда ежедневно 200 мусоровозов из Петербурга в лес

18.03.2020 0 комментариев

Фото: Виктор Великжанин / ТАСС

Полмиллиона тонн отходов осядет неизвестно где после закрытия крупнейшего полигона в Ленобласти. 47news прикинул варианты, а от вице-губернатора Бондаренко Петербурга есть экстренное предложение.  

Дзержинский районный суд Петербурга 25 марта рассмотрит иск Управления Росприроднадзора по Северо-Западу к компании “Промотходы” — оператору полигона “Северная Самарка” в Колтушском поселении,  неподалеку от жилмассива Карьер Мяглово. Ведомство добивается приостановки работы полигона на срок до 90 суток.

Полигон — крупнейший в регионе и занимает площадь 33 гектара. В прошлом году принял около 110 тысяч тонн коммунальных отходов из Петербурга и Ленобласти. План на 2020 год: 400 тысяч из Петербурга, что составляет четверть от всего городского мусора за год, а также 90 тысяч из Всеволожского и Кировского районов. Ещё миллион тонн приходится на грунты со строек и “строяк” (бой бетона, кирпича, дерево), и производственные отходы. Жидкие отходы, например, ил, судя по лицензии, полигон может принимать, но не делает этого. Надо полагать, не из бизнес-соображений, а из-за нервной реакции местных жителей.

По данным 47news, каждый будний день полигон принимает примерно 200 грузовиков с мусором. В выходные меньше. По информации госэконадзора Ленобласти, 30% приходится на коммунальные отходы от населения. Цифра обусловлена нормативами и не должна превышаться.

Около двухсот больших и малых перевозчиков, работающих с “Самаркой”, оценили в профильном комитете правительства региона. Твёрдые коммунальные отходы крупные игроки возят под присмотром областного регоператора «Управляющая компания по обращению с отходами в Ленинградской области». Но на него приходится примерно пятая часть, остальное — из Петербурга. Грунты и «строяк» тоже, в основном, из города. Конкуренцию составляют, разве что, объекты активной застройки в Мурино, Кудрово и Новом Девяткино.

Основная претензия Росприроднадзора — превышение допустимой высоты полигона. Нюанс в том, что ведомство ссылается на невоплощенный проект реконструкции 2005 года. По нему, высота террикона не должна превышать 49 метров. Что касается исходного проекта 1971 года, то делал его “Ленгипроинжпроект”. По истечению срока давности документация была отправлена в утиль. Видимо, поэтому в материалах дела используется нетривиальная конструкция: “превысил значения даже нереализованного проекта”. База спорная, но иной нет, рассказывают в ведомстве. Есть и хронологическая лакуна. Дело в том, что ссылаясь на проект 2005 года есть понимание, что “Промотходы” заключили договор аренды в 2008-м и, формально, не имеют отношения к тем прожектам.

Вторая претензия — превышение угла откосов полигона. По инструкции 1984 года они не должны быть круче 17%. Но и здесь историческая деталь. Значение было обусловлено техническими характеристиками бульдозеров того времени. На более крутом подъёме в двигатель переставало поступать масло.

То, что за рамками формального иска, лежит в плоскости недовольства жителей запахами. И здесь коллизия, с которой сталкиваются надзорные органы: по всему спектру выбросов вредных веществ у полигона превышений нет, а “запах” законом не регламентирован. Наиболее ярко разночтение проявило себя в Волхове, где граждане жаловались на неприятное амбре. Роспотребнадзор и Росприроднадзор тогда сбились с ног, но превышения предельно-допустимых концентраций не нашли. Единственный раз за последнее время, когда источник запаха лёг в протокол, зафиксирован после проверки Роспотребнадзором упоминавшегося МПБО-2. Но, по словам представителей ведомства, это крайне редкий случай — концентрация была за гранью.

Ещё одно опасение экологов состоит в том, что под полигоном находятся заболоченные грунты, через которые возможно загрязнение водоносного слоя. Оппоненты же заявляют — на полигон настолько долго складывали только строительные грунты, что в его основании образовалось спресованная подложка толщиной около 20 метров — из-за огромного веса она должна иметь плотность приближённую к камню.

Для понимания, в СССР полигон был создан во время бума строительства жилых домов под строительные отходы. В 90-е и 2000-е стал принимать ТКО, но по остаточному принципу. В то время основная масса шла на закрытые ныне полигоны Новосёлки и Волхонку. Стабильно, в отличие от сегодняшнего дня, работал сортировочный завод МПБО-2 в Янино. Во Всеволожском районе активно использовался полигон в Лепспри. При той диспозиции, возить ТКО на “Самарку” было экономически невыгодно — полигон, в основном, принимал строяк.    

Отдельный вопрос — санитарная зона. Постановлением главного санитарного врача России Анны Поповой от 2015 года она была определена в западном направлении 470 метров, в восточном — 180, в юго-восточном — 380, а в остальных — на 500 метров. Здесь интрига. По СанПиНу, санзона для полигонов как раз полкилометра, но допускается и так называемая “расчётная зона”. В случае с “Самаркой” речь именно о ней. Минимальный, 180 метров, отсчитывается от границы участка площадью 20 га, который был запланирован под вторую очередь полигона. Его общая площадь с советских времён составляет 53 га.

Реконструкция — отдельная история. Предполагалось, что площадка, куда сегодня свозят отходы, будет пересыпана и рекультивирована после того, как на упомянутых 22 гектарах проведут подготовительные работы для приёма мусора. Сегодня это выработанный карьер. Там предполагалось отведение воды, отсыпка территории и строительство гидроизоляционных сооружений. По проекту, вторая карта рассчитана на 6 млн тонн уплотнённых отходов, образованных из 21 млн тонн первичного мусора. Пока чиновники дважды отказали “Промотходам” в приёме пакета документов для экологической экспертизы, ссылаясь на то, что необходимый протокол общественных обсуждений был отменён местной администрацией. Впрочем, последнем споре суд на сторону коммерсантов.

Экономику “Самарки” можно прикинуть из цены, которую платит областной регоператор, 1340 рублей за тонну. Грузовик, в среднем, везёт от 5 до 9 тонн. Если взять за среднее 7 тонн и вспомнить, что из двухсот машин только треть с ТКО, получится, в день ежедневная выручка колеблется вокруг 600 тысяч рублей. За размещение “строяка” и грунта перевозчики платят 462 рубля за куб. Объём оценивается по размеру кузова. В среднем, большегруз вмещает 18 кубов. На круг — ещё миллион рублей.

Несложная арифметика показывает, что общегодовой оборот превышает 400 млн рублей. По данным СПАРК-Интерфакс за 2018 год, выручка составила 446 млн. На налоги ушло около 53 млн. По предварительным данным, в прошедшем году в бюджеты разных уровней предприятие заплатило примерно столько же. В сумму входит плата за негативное воздействие на окружающую среду и отчисления в казну Ленобласти. Отметим, компания приносит неплохую прибыль — за позапрошлый год около 24 млн рублей.

По данным трудовой инспекции Ленобласти, на ЗАО “Промотходы” работает около 60 человек, задержек по зарплате не зафиксировано. На полигоне заняты четыре десятка рабочих. Из них полтора десятка бульдозеристов и еще 25 рабочих по обеззараживанию. В функции последних входит встреча машин, указание места разгрузки и предотвращение возгораний. Зарплатный фонд — около 30  млн в год, средняя зарплата — 40 тысяч, но с поправками. Например, бульдозеристы получают значительно больше — специфика работы подразумевает высокую квалификацию.

По словам директора ЗАО “Промотходы” Владимира Шматова, закрытие полигона приведёт к неизбежному увольнению сотрудников.

— Я уже не говорю о том, что придётся снимать охрану, она на аутсорсинге. Это повлечёт не только риск возгораний, но и массовый, незаконный и неконтролируемый своз отходов. Не бывает так, что мусор куда-то исчез, разве что в лесу. Город точно не станет образовывать меньше отходов, — заявил Шматов, добавив, что санитарно-эпидемиологической обстановке, осложнённой коронавирусом, это точно пойдёт не в плюс.       

По его словам, если полномочия “Промотходов” будут переданы другому юрлицу, на оформление разрешительной документации понадобится минимум несколько лет. Речь о лицензии, которая привязана к “Промотходам”, подготовке нового проекта, прохождении общественных слушаний и федеральной госэкспертизы. “Все эти документы привязаны к “Промотходам”, — говорит Шматов, добавляя, что есть и непреодолимая запятая: оформление санзоны в нынешних реалиях невозможно по СанПиНу физически из-за нарезки местной администрацией участков на расстоянии 200 метров от полигона.

Гендиректор регоператора «УКООЛО” Николай Хасиев сообщал ранее, что в случае закрытия “Самарки” вывоз мусора придётся переориентировать на полигон в Лепсари. Процесс он назвал непростым и накладным. ”Площадка там будет работать до 2021 года”, — подчеркивая, что речь только об областных отходах.

Если к теории, то городской мусор можно везти на полигон в Волосово. Но он сможет принять не более 100 тысяч тонн в год. И то, если не будет принимать отходы района. При этом его расширение заблокировано по предвыборным мотивам. Полигон “Новый-Свет Эко” под Гатчиной почти исчерпал себя и бережёт мощности. На полигоне в “Тракторном” Приозерского района хватает своих гор. Полигон “Авто-Беркут” под Лугой проходит долгую процедуру согласования нового проекта. Проект мусороперерабатывающего комплекса под Кингисеппом наткнулся на сопротивление жителей и не прошёл экспертизу. Кстати, если забыть о препонах, логистически, доставка в эти точки сделают мусор золотым.

Профильный вице-губернатор Николай Бондаренко в разговоре с 47news сообщил, что готового решения на случай закрытия “Самарки” пока нет.

— Давайте дождёмся решения суда, — ответил Бондаренко.

— Вам не кажется, что в день решения суда будет поздно? Разве такие вещи не планируются заранее? — уточнил 47news.

— Будем искать экстренный выход месте с властями Ленобласти. Пока эта тема не обсуждалась, — ответил чиновник.

По словам Бондаренко, все понимают, что проблема с полигонами появилась не вчера и сиюминутно её решить невозможно.

— Да, сегодня полигоны почти исчерпали свои мощности. Городу и области необходимо договариваться, и мы это делаем. По моему мнению, необходимо на несколько лет стабилизировать ситуацию. Например, увеличив высотность полигонов для приёма отходов Петербурга. За это время построить мусоросортировочные комплексы. Это может быть Волхонка и Янино с сохранением, подчёркиваю, мощности, но увеличением сортировки. В этом случае, в область будет уходить значительно меньше мусора чем сегодня, — считает Бондаренко.

Источник: Виктор Смирнов, 47news

Нет комментариев

Прокомментируйте

Мы сохраняем конфиденциальность!Ваши данные не будут доступны третьим лицам