Последние новости

Особенность капитализма по-российски: кто работает, тот не ест

Особенность капитализма по-российски: кто работает, тот не ест

15.06.2021 0 комментариев

Кажется, что о проблеме бедности в России сейчас, накануне выборов в Госдуму, не говорит только ленивый. Но говорят по-разному. В большинстве случаев что-то обещают. Но как мы знаем из истории прошлых избирательных кампаний, потом «забывают» о своих обещаниях или ссылаются на «объективные обстоятельства».

Впрочем, дело не только в этом. Иногда некоторые обещания, особенно незадолго до даты голосования, выполняют. Главное в другом — в том, что всю борьбу с бедностью норовят свести к тем или иным подачкам населению. Выделить разово несколько тысяч рублей многодетным семьям, поднять на несколько процентов (едва покрывающих инфляцию) минимальную зарплату и тому подобное… Вопрос о причинах бедности не ставится, а если ставится, то очень узко. В лучшем случае говорится о слишком высоком уровне неравенства в распределении доходов. Но проблема гораздо глубже и масштабнее.

Я не побоюсь сказать прямо: пока господствует капитализм, бедность неизбежна. Сама суть этой системы состоит в том, что одни (меньшинство) в процессе конкуренции становятся собственниками капитала, другие (большинство) превращаются в наемных работников.

Таким капитализм родился, и таким он оставался до тех пор, пока сто лет назад активность индустриальных рабочих и левой интеллигенции в странах центра и антиколониальная борьба на периферии мировой капиталистической системы не привели к серии где-то победивших, где-то потерпевших поражение революций (напомню: 1917 год — Российская империя; 1918 год — Германия; 1919 год — Венгрия; 1936 год — Испания, 1949 год — и так далее) и глубоких реформ, генерировавших социальное рыночное хозяйство в Западной Европе и не только. Капитализм изменился: в странах «ядра» трудящиеся (я акцентированно использую это понятие марксизма) добились того, что часть прибыли капитала стала направляться на бесплатное (опять же частично) и , что миллионеры стали платить подоходный налог в 40–50%, а беднейшие слои получать пособия на уровне половины медианной зарплаты и т.п. На «периферии» капитализма ситуация оставалась в большинстве случаев прежней: одни богатеют, другие — беднеют. И все же в целом капитализм перестал быть «голым», он слегка приоделся в социальные одежки.

В XXI веке капитализм изменился еще раз: после распада мировой социалистической системы в мире в целом опять начался рост неравенства; хотя многие из завоеваний XX века все еще сохраняются, но в целом «социальные одежды» капитализма обветшали. Через дыры и прорехи выглядывает неприкрытая нагота капиталистического неравенства.

В нашей стране капитализм родился из недр «реального социализма» и потому с самого начала сохранял некие элементы социальных гарантий. В 1990-е они были номинальными, в 2000-е высоченные цены на нефть позволили несколько исправить ситуацию, но с той поры если что и изменяется, то крайне медленно, а последние годы вообще социальная система стагнирует.

Причина очевидна: в России упрочился олигархически-бюрократический капитализм полупериферийного типа. Эта система все еще сохраняет некоторые достижения СССР, но они, повторю, обветшали. Их надо радикально обновлять и развивать.

Но даже самая замечательная система социальной защиты не решит проблему бедности, если низки и несправедливы первичные доходы. А они будут низки, если в стране низка производительность труда и сам труд примитивен, создает малую стоимость, плюс если за труд недоплачивают, т.е. если основная и все большая часть вновь созданной стоимости идет в карман хозяина и бюрократа.

В России налицо оба этих основания низких первичных доходов. У нас сложилась парадоксальная ситуация — кто работает, тот не ест: бедными являются те, кто работает. Напомню: половина работающих в России получает меньше 30 с небольшим тысяч рублей (медианная зарплата). А жизнь на 30 тысяч и меньше — это бедность. Это нехватка базовых жизненных средств: качественной еды, хороших медикаментов, нормального отдыха. А более 20 миллионов находятся в состоянии нищеты, получая меньше 12 000—15 000 руб. Существенно, что производительность труда на рабочем месте, исчисляемая в штуках, тоннах, часах, у российского станочника, водителя, продавца, механизатора примерно такая же, как в странах Европы, а зарплата во много раз меньше. Напомню, минимальная зарплата в Скандинавских странах составляет порядка 1000 евро, а у нас — едва ли 250, и то, если считать по паритету покупательной способности, а если по валютному курсу — и до 150 евро недотягивает. Причина? Неэффективность и несправедливость российского капитализма.

Отсюда две задачи, решение которых позволит, во-первых, несколько поднять производительность труда и обеспечить развитие (а не просто рост) экономики и хотя бы частично решить проблемы бедности и социальной несправедливости (оговорка «частично» важна: капитализм, даже социально приодетый, проблему бедности полностью решить не может).

Сначала — о путях решения первой проблемы, повышения эффективности российской экономики. Это, во-первых, ликвидация феодально-бюрократических ограничений и барьеров и в политике, и в экономике. Во-вторых, развитие планирования и активной промышленной политики, осуществляемых дешевым и эффективным демократическим государством. В-третьих, дефеодализация и дебюрократизация и государственной, и частной собственности. В-четвертых, активное использование имеющихся и вновь высвобождаемых в результате дебюрократизации средств на развитие высокотехнологичного производства, науки, образования и здравоохранения, что повлечет за собой создание рабочих мест с высокой производительностью труда и потенциально высокими зарплатами. Чтобы эти зарплаты стали не только потенциально, но и реально высокими, необходимо, в-пятых, ограничить аппетиты собственников, для чего сделать реальностью соответствующие социальные нормативы (начиная с радикального повышения уровня МРОТ), плюс обеспечить бесплатное повышение квалификации для работников, высвобождаемых в процессе структурной перестройки экономики.

Что касается задачи номер два — преодоления бедности и снижения социального неравенства, — то первый шаг на этом пути очевиден: повышение первичных доходов. Кто работает, тот должен есть! И не объедки со стола брокеров, девелоперов, маркетологов, пиарщиков и прочих странных «специалистов». Квалифицированный рабочий, инженер, учитель, медицинский работник, ученый должны получать достойные зарплаты: пусть в 3–10, но не в 100 раз меньше, чем министр или топ-менеджер. Кстати, эти цифры — не фантастика: в капиталистической Норвегии министр финансов получает после вычета налогов менее 10 тыс. евро, а квалифицированный рабочий или учитель — 3–4 тыс. евро.

На этой основе станет возможно восстановление и серьезное обновление социальных форм современного капитализма. Восстанавливать в нашей стране необходимо качественное бесплатное здравоохранение и образование, прогрессивный налог на доходы и наследство. Изменять — систему социальных гарантий. Приведу только один пример такого обновления: безработным надо платить не пособие, а стипендию, но только при условии, что они учатся и осваивают новые востребованные в экономике профессии.

Если мы сможем добиться воплощения в жизнь этих реформистских требований, то капитализм предстанет перед нами не в брендовых джинсах с модными дырками для тех, кто наверху, и шмотках с базара для тех, кто внизу, а в красивом костюме для каждого.

Но при этом он все равно останется капитализмом, в котором будет фетишизация денег, потребительство, неравенство, эксплуатация, отчуждение человека от человека и от самого себя. Это все равно будет строй, которому давно пора уйти в прошлое. Но несколько прикрывший наготу своих противоречий и включающий, как свое дополнение, элементы социализма будущего.

И последнее: даже описанные выше реформы потребуют от нас — граждан России и других стран — активной конструктивной деятельности, социального творчества.

Источник: https://www.mk.ru

Нет комментариев

Прокомментируйте

<