Король мусорной горы: Зачем губернатор Дрозденко превращает Ленобласть в одну большую помойку

23.01.2017 0 комментариев

С 1 января в Ленинградской области должна заработать новая схема обращения с отходами, которую региона с трудом успело утвердить в последние дни 2016 года.

С 1 января в Ленинградской области должна заработать новая схема обращения с отходами, которую правительство региона с трудом успело утвердить в последние дни 2016 года. Правда, эксперты, успевшие изучить документ, выяснили, что на существующих в регионе полигонах уже не осталось свободного места, как нет и возможностей их расширения в обозримой перспективе. Сложившееся бедственное положение — прямой результат ручного управления отраслью со стороны губернатора Александра Дрозденко, направленного не на решение существующих проблем, а на передачу нужным людям контроля над финансовыми потоками.

С 1 января 2017 года все регионы России должны перейти на новую систему обращения с отходами. Главным новшеством станет появление Региональных операторов — определенных конкурсной основе уполномоченных организаций, к которым перейдут все полномочия по сбору, вывозу и утилизации отходов. Пока не выбраны, но уже известно, что в Ленинградской области такой оператор будет один, а в соседнем Санкт-Петербурге, где населения побольше, — два. Соответственно и плата за вывоз и утилизацию бытовых отходов будет аккумулироваться региональным оператором, а не управляющей компанией жилого дома, причем начисляться она будет на каждого жителя, а не квадратный метр площади, как ранее.

С этого года также вступает в силу частичный запрет на захоронение мусора. Отныне некоторые виды отходов должны не закапывать в землю, а перерабатывать. Например, захоронение автомобильных покрышек, картона и бумаги должно сократиться на 20%, металлической тары — на 30, нефтепродуктов — на 15. Только возможности такой ни у Петербурга, ни у Ленобласти попросту нет. Все пятнадцать мусорных полигонов 47 регионов уже исчерпали свои возможности почти на 100%, а немногочисленные перерабатывающие заводы с таким объемом работ не справятся. Как указал недавно председатель МРОО «Зеленый фронт» Сергей Виноградов: «В территориальной схеме заявлено, что в пределах 50-километровой зоны от границ Петербурга существует возможность разместить без малого три миллиона тонн отходов. На самом же деле в ближайшее время ни один из указанных разработчиками полигонов не сможет начать эксплуатацию новых карт, а свободных мощностей фактически уже нет».

Так, по данным «Зеленого фронта», полигон ЗАО «Новый Свет-ЭКО» полностью заполнен, ООО «Спецавтотранс» не удается получить лицензию нового образца, а ЗАО «Промотходы» только готовят запуск второй очереди полигона. Кроме того, в схему включен печально известный полигон «Красный бор», проблемы которого пока далеки от решения.

Справедливости ради следует отметить, что проблемы в сфере обращения отходов характерны не только для Ленинградской области. Поправки в федеральное законодательство были приняты еще в 2014 году, но срок перехода к новой системе пришлось передвигать, чтобы дать регионам время подготовиться. Возможно где-то власти и воспользовались передышкой, чтобы навести порядок в данной сфере. Но руководство 47-региона за последний год сделало все возможное, чтобы окончательно развалить худо-бедно работающую систему обращения отходов

Начальственная дурь или умысел?

С 1 января прошлого года полномочия в сфере контроля над обращением отходов были переданы комитету государственного экологического надзора Ленинградской области. Это представлялось логичным: комитет хотя бы имел кадровые и материальные ресурсы, необходимые для решения этой задачи. Но не успело ведомство толком разобраться с новыми полномочиями, как спустя всего три месяца губернатор создает при правительстве Ленобласти отдельное Управление по организации и контролю деятельности по обращению с отходами (УОКДОО). Все полномочия передаются от комитета Управлению, а фактически «сливаются», поскольку новое ведомство, не имевшее на момент создание ничего кроме вывески, еще полгода занимается наполнением штатов и организацией собственной деятельности, даже не пытаясь исполнять свои основные функции. Этим «изящным» ходом Александр Дрозденко успешно парализовал всю отрасль именно в момент обсуждения важнейших вопросов ее реформирования и перевода на новые рельсы. Может конечно губернатору, что называется, вожжа под хвост попала, однако ранее столь ярких проявлений начальственной дури за Александром Юрьевичем замечено не было.

Но, как будто этого мало, руководство 47-ого региона последовательно и с удовольствием продолжает наступать на одни и те же грабли в вопросе выбора участков под размещения новых полигонов и перерабатывающих производств. Только за это год целый ряд проектов пришлось завернуть из протестов местных жителей, получивших значительный публичный резонанс и поддержанных позицией надзорных органов. Между тем, существующих в Ленобласти полигонов для удовлетворения текущих потребностей в утилизации отходов не хватает, их мощности близки к исчерпанию. Аналогичная проблема в Санкт-Петербурге, где вдобавок нет свободной земли для размещения подобных объектов. Правительство уже не первый год безуспешно пытается согласовать вопрос выделения участков с областными коллегами. Но , как будто нарочно, каждый раз предлагает участки, где реализация подобных проектов заведомо невозможна по тем или иным основаниям.

Тем временем регион сотрясают скандалы, связанные с растущими как грибы после дождя. несанкционированными свалками. Весной губернатору Дрозденко пришлось лично выезжать в поселок им. Свердлова Всеволожского района, где жители от отчаянья перекрыли дорогу мусоровозам, круглосуточно сваливающим отходы в окружающие населенный пункт карьеры. Критическая ситуация, по сообщениям экологов, складывается в Подпорожском районе после закрытия единственного лицензированнного полигона. В этих обстоятельствах затеянная губернатором перетасовка полномочий, вызвавшая управленческий паралич отрасли, не просто глупость, но преступление. Или осознанный преступный умысел.

О бедном лендлорде замолвите слово

На фоне административной чехарды и публичных скандалов легко не заметить главное. Например, то, как и кем разрабатывался такой важнейший документ как , которую правительство региона успело утвердить в последние недели декабря уходящего 2016 года.

Симптоматично, что отвечал за разработку схемы уже лишенный полномочий Комитет экологического надзора, а воплощать ее в жизни будет новое Управление ОКДОО. То есть ответственность размыта между двумя ведомствами, а возможные недочеты можно будет списать на переходный период. Это весьма кстати, учитывая, именно в схеме определены критерии, по которым УОКДОО должно будет на конкурсной основе выбрать организацию Регионального оператора. При этом ни для кого не секрет, что наибольшие шансы, на получение этого статуса имеет подведомственная Управлению компания — ОАО «Управляющая компания по обращению с отходами Ленобласти» (УК ООЛО).

Уверенность в том, что именно УК ООЛО уготовано стать региональным оператором, появилась в июле 2016 года, когда сотрудниками ФСБ был задержан председатель совета директоров компании Алексей Варичев и его бизнес партнер Семен Кузьмины (несколькими месяцами позже они дадут показания, приведшие на скамью подсудимых прокурора области Сергея Иванова по обвинению получение взятки в особо крупном размере). После ареста Алексея Варичева председателем совета директоров УК ООЛО становится Алексей Пименов», являющийся также заместителем УОКДОО. Директором УК ООЛО с подачи Пименова назначается Евгений Ле. Оба они — и Пименов, И Ле — являются выходцами из структур холдинга «Евроинвест известного в регионе бизнесмена Андрея Березина. С 2011 по 2014 год Алексей Пименов руководил ЗАО «Завод Эмо», половина которого принадлежит Березину, а до апреля 2013 года возглавлял и одноименное ООО «Завод Эмо», руководителем которого в настоящее время, согласно данным СПАРК-Интерфакс, является Евгений Ле.

Эти назначение подтвердили высказывавшееся изначально предположение, что подлинной причиной интереса следственных органов к Варичеву и Кузьмину стала борьба за будущий контроль над рынком обращения отходов. Алексей Варичев как председатель совета директоров УК ООЛО мешал превращению компании в проводника интересов «Евроинвеста» и, судя по всему, являлся достаточно сильным раздражителем, чтобы его решили убрать руками силовиков.

Удивительно, но с помпой анонсировав масштабное уголовное дело «о незаконной банковской деятельности» ФСБ быстро утратило к нему интерес. Зато задержанные бизнесмены, посидев пару месяцев в СИЗО, согласились заключить сделку со следствием и дать показания на прокурора области Сергея Иванова в обмен на смягчение меры пресечения. Насколько можно верить этим показаниям и собранным доказательствам, учитывая, что оба свидетеля сидели за решеткой, а следователи имели доступ ко всем их счетам и финансовой документации — вопрос отдельный. Зато не вызывает сомнений, что прокурор Иванов являлся крайне неудобной фигурой и для губернатора, отношения с которым все время балансировали на грани конфликта, и для Андрея Березина. Достаточно упомянуть, что при Иванове занимала принципиальную позицию по проблеме несанкционированных свалок, постоянно ставя в неудобное положение администрацию области. При нем же начала раскручивать запутанный клубок в истории с незаконным выводом из ведения Минобороны и продажей около 500 га земель Ржевского полигона, в которой активно поучаствовали структуры «Евроинвест».

Примечательно, что сразу после смены руководства УК ООЛО, правительство Ленобласти приняло решение выставить на продажу блокирующий пакет из 25,1% акций компании. Имея в виду, как легко догадаться, вполне определенного покупателя.

Для людей хоть немного ориентирующихся в закулисной жизни 47-ого региона, упоминание холдинга «Евроинвест» и его совладельца в связи с рынком обращения отходов уже говорит о многом. Андрей Березин, который является крупнейшим областным лендлордом (землевладельцем) и входит в узкий круг бизнесменов, особо приближенных к Александру Дрозденко, в дополнительных представлениях не нуждается. Березин — партнер и соучастник Дрозденко еще с той поры, когда будущий лендлорд и скромный председатель областного комитета госимущества занимались земельными махинациями при содействии заместителя начальника регионального управления Росреестра Андрея Низовского (ныне главы администрации Всеволожского района Ленобласти, где сосредоточены основные земельные активы Березина). С приходом Александра Дрозденко на пост главы региона позиции холдинга «Евроинвест» еще более усилились. В обмен Андрей Березин исправно выступал в роли «теневого кошелька» губернатора и исполнял различные деликатные поручения, вроде, покупки убыточного, но крайне важного для губернаторского пиара областного телеканала. Иными словами, бессмысленные на первый взгляд действия Александра Дрозденко преследовали вполне определенную цель: расчистить владельцу холдинга «Евроинвест» доступ к рынку с миллиардными оборотами и устранить возможных конкурентов.

Миллиарды из мусорной кучи

Бизнес связанный с обращением отходов всегда считался сверхприбыльным, в том числе потому, что в этой сфере крутятся значительные «теневые» средства. Общий объем только легального мусорного рынка двух регионов (Петербурга и Ленобласти) сегодня составляет порядка 15 млрд рублей. При этом по оценкам экспертов, введение новых утилизационных сборов с производителей уже в ближайшие годы должно привести в эту сферу еще порядка 70 млрд рублей.

Даже для Андрея Березина, который на скупке за бесценок сельхозземель для их последующего перевода под застройку и перепродажи получал доходность в сотни процентов и миллиарды рублей, это весьма привлекательная возможность. Тем более, что доходность девелоперского бизнеса последнее время падает. А наличие административной поддержки со стороны губернатора позволяет не только подминать под себя весь областной мусор, но и побороться, как минимум, за часть городского рынка наравне с влиятельными бизнес-группами уже продекларировавшими готовность участвовать в конкурсе по выбору регионального оператора.

Как уже говорилось выше, Петербург остро нуждается в участках в Ленобласти под размещение новых полигонов и перерабатывающих производств. Даже территориальные схемы обращения с отходами регионы разрабатывали совместно. Это дает руководству 47 региона возможность диктовать условия. И, как прогнозируют эксперты, УК ООЛО сможет претендовать на то, чтобы обслуживать, как минимум, север города. Особенно если Ленобласть сделает это условием решения вопроса с выделением участков под размещение новых полигонов перерабатывающих производств. При этом вполне может выясниться, что наиболее походящие для строительства полигонов участки уже находятся в собственности холдинга «Евроинвест» или аффилированных с ним структур. Это позволит Андрею Березину, а через него и Александру Дрозденко, заработать дважды — сначала продать землю под размещение полигона, а затем еще и получить контроль над средствами на вывоз и утилизацию отходов. Впрочем не в первый раз и, возможно, даже не в последний.

Источник: https://neva.today

Нет комментариев

Прокомментируйте

<