Последние новости

Мусор с двойным дном

Мусор с двойным дном

26.02.2018 0 комментариев

Как протест садоводов связан с большим бизнесом и жизнеобеспечивающей отраслью
Еще недавно скромные садоводства «Эскалатор» и «Нива», входящие в состав садоводческого комплекса Северная Самарка во Всеволожском районе, в этом году стали общественно-значимым фактором областного (да и городского) масштаба, вынуждая представителей областной власти давать жителям невыполнимые обещания и предъявлять непродуманные требования бизнесу.

Самозахват в защитной зоне
Кратко напомним суть дела, о котором уже писали региональные СМИ. Во Всеволожском районе до поры до времени мирно соседствовали садоводческий массив Северная Самарка и одноименный полигон твердых отходов. Полигон был создан в 70-е годы прошлого века с соблюдением всех санитарных норм, садоводства же появились в конце 80-х годов и до поры до времени они друг другу не мешали. Потом, в лихие 90-е, садоводства, перейдя на рыночные рельсы, стали прирастать новыми участками, которые отводились прямо в официально установленной 500-метровой санитарно-защитной зоне полигона. Процесс продолжился и в нынешнем веке, более того, вместо садовых домиков стали строиться на продажу настоящие коттеджи. Покупателей заверяли (со ссылкой на некие «информированные источники»), что полигон скоро ликвидируют и даже перевезут, так что вид из окон он им портить не будет. А местные власти, погрозив предприимчивым дачным девелоперам пальчиком, амнистировали и узаконивали земельные самозахваты.
Конфликт разгорелся, когда садоводы-новоселы поняли, что полигон никуда не исчезает, напротив, он расширяется. Из своих законных, отведенных в 1974 году 60 гектаров, он к настоящему времени использовал только 30, сейчас ведутся инженерные работы по подготовки к рекультивации это — использованной части территории, а так же составлен проект освоения второй очереди: гидроизоляции площадки, забивки шпунтов, строительства пункта сортировки отходов, дорог и прочего.
Разумеется, никто из новых дачников никогда не признает, что купил участок в границах защитной зоны по собственному, дипломатично говоря, легкомыслию. Ещё менее вероятно, что свою вину признают местные власти.

Кто виноват и что делать
Глава Всеволожского района Андрей Низовский по поводу сложившейся ситуации высказался в том смысле, что захоронение отходов на полигонах – это прошлый век, мусор нужно перерабатывать во что-то полезное или, по крайней мере, безопасное.
Заявление правильное, но, как сказано выше, фактически невыполнимое. Полигон «Северная Самарка» принимает в основном отходы сильно разросшегося за последние годы Всеволожского района Ленинградской области и часть строительных, промышленных и коммунальных отходов близлежащих районов – больше миллиона кубических метров в год. Кроме него, в окрестностях Петербурга полигон «Новый свет» в Гатчинском районе, обсуживающий южную часть города. Если остановить работу «Самарки», весь этот миллион кубометров ежегодных отходов придется куда-то девать. Или везти на «Новый свет», который просто захлебнется в таком потоке, да и транспортные расходы увеличатся вдвое, перевозчики же себе в убыток работать не будут. Или все это добро начнет накапливаться на контейнерных площадках у жилых домов. Или, что вероятней всего, обочины всех дорог, ведущих из города в область, превратятся в стихийные свалки.
Пожелание наладить переработку отходов вместо захоронения вполне разумно и соответствует духу времени, но сначала заводы по переработке нужно построить, и, чтобы справиться с объемами Самарки, потребуется два предприятия, стоимостью от 5 – 6 миллиардов рублей каждое. В тарифах для населения эти расходы не предусмотрены – к счастью, ибо их нам сейчас просто не выдержать.
И вот тут возникает главный, принципиальный вопрос, который все старательно обходят: а почему бы властям Ленинградской области и Всеволожского района не сказать садоводам Северной Самарки, что сами они виноваты, ведь видели, что покупали? Хотят жаловаться – пусть жалуются, юридически, да и просто по здравому смыслу ситуация однозначно в пользу полигона (первый и второй процесс в суде он уже выиграл). К слову, компания ЗАО «Промотходы», в ведении которой находится полигон, заказала государственным санитарным и экологическим органам серию экспертиз и экологический мониторинг, которые подтвердили, что здоровью даже самых отчаянных садоводов, построившие свои дома ближе всего к полигону, ничего не угрожает. Хотя и в ином случае продолжение работы полигона, обеспечивающего санитарное благополучие Всеволожского района и прилегающих территорий, на весах общественной значимости куда весомее, чем интересы дачников, купивших участки в охранной зоне.
Город и прилегающие районы области обслуживают, напомним, всего два полигона, что, конечно, крайне мало. В 90-е годы полигонов было больше, действовали и два построенных еще в советское время мусороперерабатывающих завода (МПБО): на Волхонке и в Янино. От Волхонского остался, по сути, металлолом (как и почему – отдельная история). МПБО в Янино, как говорят знакомые с ситуацией люди, формально числится работающим, но в основном для того, чтобы можно было говорить, что в регионе есть хотя бы одно такое предприятие. К тому же его пытаются обанкротить какие-то мелкие кредиторы, что похоже на попытку его захвата. Кому это выгодно?
Совершенно очевидно, что спор в Самарке имеет двойное или даже тройное дно, и дело отнюдь не в садоводах, а в потоках бюджетных и тарифных денег отрасли по обращению с отходами, в том, кто ими будет рулить.
В будущем году городу и области предстоит выбрать некую структуру, которая получит статус регионального оператора по утилизации отходов. По экспертным оценкам, мусорный бизнес двух регионов оценивается около 20 миллиардов рублей в год. Еще сколько-то миллиардов — на строительство новых МПБО, оператор, скорее всего, будет просить из бюджета. Но есть нюансы: компания, претендующая на звание регионального оператора, должна иметь все виды лицензий на работу с отходами, а также собственные производственное мощности: полигоны, заводы. Поскольку новых производств в настоящее время не создается (и в любом случае это процесс длительный), напрашивается вариант как бы законного отъема (под предлогом требований жителей и протестов общественников-экологов) действующих полигонов и передача их новому собственнику. Под обещания наладить сортировку отходов, заплатить долги за Янинский МПБО, построить новые предпряития и тому подобное.
Что же касается исполнения обещаний, то новому оператору-монополисту потребуется несколько лет, чтобы на конкурсной основе заказать проекты, потом провести конкурсы на выбор поставщиков оборудования, подрядчиков для постройки новых заводов. Ну а самым длительным будет процесс поиска инвесторов и выбивания денег из бюджета. И все это время «мусорные» деньги двух регионов будут проходить через его счета. Так что даже в случае провала всех проектов региональный оператор в накладе не останется.
Мусорная отрасль – это бизнес, но в первую очередь это все же отрасль жизнеобеспечения. Столь же важная, как электро- или . Пока она работает. И меньше всего ей сейчас нужны кардинальные реформы, создание регионального монополиста, агитационные кампании против полигонов. Новые мусороперерабатывающие заводы строить придется, но сейчас их не потянут ни бюджеты регионов, ни население. К счастью, время терпит. В области достаточно бросовых земель, пригодных для создания новых полигонов, да и действующие ещё можно расширить. При соблюдении технологии работы с отходами они никому особо не мешают, свидетельство чему та же «Северная Самарка», работающая уже больше 40 лет. Поэтому можно спокойно, без аврала решать вопросы по новым МПБО, желательно, с отечественными технологиями и оборудованием, по раздельному сбору мусора, логистике и прочему.
А большому, крупному бизнесу, претендующему на мусорные миллиарды, логичней будет влиться в действующую систему, а не раскачивать её протестами активистов и не ломать под себя. За «вторую Балашиху», в каком бы регионе она ни случилась, устным выговором виновные уже не отделаются.

Нет комментариев

Прокомментируйте

<