Обнуление мусорных иллюзий

Обнуление мусорных иллюзий

29.03.2022 0 комментариев

Под санкционным ударом — планы на будущее и избавление от зловонных полигонов. Читайте, что может затормозить переработку отходов в Петербурге и Ленобласти.

Регоператор по обращению с отходами Ленобласти () 1 апреля рассчитывает получить положительное заключение главгосэкспертизы на проект мусороперерабатывающего завода под Кингисеппом.

“В мае сможем начать строить” — сообщил 25 марта на профильной пресс-конференции гендиректор Антон Бучнев.

Это, пожалуй, единственный пример относительно удачного запрыгивания на подножку поезда неопределенности, стремительно набирающего скорость. Относительно, потому что речь пока об общестроительных работах. Закупка оборудования впереди — и часть из него импортное. А то, что отечественное — неизвестно сколько будет стоить.

В Ленобласти планируют построить 5 комплексов по переработке мусора. Три из них в планах у петербургского регоператора НЭО, два за УКООЛО (один в Кингисеппе).  Стоимость каждого оценивалась в 5 млрд рублей.

К строительству современных заводов власти Петербурга и Ленобласти ползли годами. Переполненные полигоны мечталось закрыть. Ступали вязко, словно по болоту. Инициативы, спущенные даже с самого верха, продирались сквозь бюрократический и замирали в изнеможении. И вот наконец, когда забрезжила конкретика, эти планы, как уже модно говорить, попали в турбулентность. Да еще какую, и мягко говоря.

Официально, НЭО оценивает импортную составляющую в 25-30%. По словам опрошенных экспертов, это радужный прогноз, а мрачноватый — на уровне 35-40%. При этом, хронологически, НЭО еще в самом начале пути — идут изыскания на месте возможного размещения заводов. Дальше длительные экологическая и госэкспертизы, перевод лесного фонда в земли промышленного назначения (процедура на уровне правительства РФ). То есть, многое еще может измениться и неясно в какую сторону.

Возвращаясь к импорту, то прежде всего, видится нужда в высокотехнологичном оборудовании.

Так, оптические сканеры для распознавания и автоматической сортировки мусора производятся в Германии, Голландии, Италии. Это высшая лига. Стоят в районе 250 тысяч евро. Работает эта штука так: инфракрасный луч или ультразвук по-разному отражается от предметов и роботу становится понятно, что перед ним. Например, банка или .

“У нас такие аппараты есть, но на уровне опытных образцов, то есть в зачаточном состоянии. Не было смысла развивать направление, когда все понимали, что всегда можно купить достойного качества на Западе” — говорит один из собеседников.

К сканерам нужны сопла, отбивающие воздухом разные фракции, датчики и микросхемы. Причем, техническое обслуживание и замена необходимы раз в несколько месяцев. Автоматизированная система управления — мягко говоря, немаловажная часть. И если программное обеспечение есть уже российское, то часть “железа” зарубежное. В пример нам привели контроллеры компании Siemens, которая недавно объявила об уходе.

Более простые и массивные элементы — конвейеры, прессы, барабаны —  неплохо производятся в России. Это, конечно, не условный “Мерседес”, скорее, “Тойота” или, на худой конец, “Лада Калина”. Но здесь нюанс в цене металла. Если она растет, растет и цена на продукцию. Что будет со стоимостью, пока никто предсказать не берется. Сейчас цена упала, но это скорее чисто государственное пожелание бизнесу. И не стоит думать, что отечественные производители не поднимут цены — они не в вакууме, у них свои затраты на комплектующие,  логистику и зарплаты.

Оптимисты в отрасли надеются на Китай. Там действительно делают всё, копируя, как водится, европейские аналоги. Причем, китайцы делают продукцию разного качества — в зависимости от того, сколько заплатишь. Но, во-первых, Китай вновь отгородился от мира из-за роста позабытого коронавируса, во-вторых, сильно туда не “налетаешься” из-за “Боингов” на санкционном приколе. В-третьих, потряхивает логистику — с портовыми перевозками нас тоже прижали, а на железной дороге нарастает напряжение в связи с переориентацией в сторону этого вида транспорта. К тому же, наличие контейнеров кое-где уже под вопросом.

Еще один из немногих вариантов — Турция. Там есть сильные производители электроники для мусороперерабатывающих заводов и прочего оборудования. Как известно, они пока условно «за нас». Но не секрет, что сегодня товарищ Эрдоган тебе друг, а завтра, может, и не очень. И еще: азиаты и турки прекрасно понимают, что отрезана от европейских поставок, а значит, впору включать прагматизм, свойственный этим народам. Если проще – понимающе улыбаясь, поднимать цену.

Не меньше (а может, и больше) регоператоров волнует стоимость заёмных денег. Все планы по строительству, и это нормально, опирались на возможность взять кредиты. Но после резкого поднятия ключевой ставки ЦБ стоимость кредита поднялась в коммерческих банках до уровня примерно 25%. По факту, до заградительного.

Не секрет, что за областным оператором стоит “Банк-”. Насколько известно 47news, обсуждается кредитование по плавающей ставке — на период “болтанки” процент, возможно, будет высокий, а после стабилизации планируется возвращение на приемлемый уровень. Вопрос лишь — когда наступит штиль.

За НЭО стоит банк ВТБ, попавший под самые жесткие санкции. Забот там сейчас хватает. ВТБ — один из учредителей городского регоператора. Но 47news известно, что никогда речь не шла о субсидиях от учредителя к дочке. Обязательства кредитные. Может, и мягче, чем для остальных, но не себе в убыток, а значит, по неприятной ставке.

К слову, есть деталь, родившаяся еще до спецоперации на Украине. Говорят, после зимнего мусорного коллапса между НЭО и Смольным сложилось недопонимание. Регоператор оказался в положении во всем виноватой падчерицы, и это вызывает недоумение у другого учредителя — РАО ЕЭС. Есть мнение, что такая диспозиция может охладить интерес учредителей к теме в целом. 

Возвращаясь к стоимости, то задачка — до какого уровня может подорожать завод, чтобы в принципе убить ранее просчитанную экономику проекта. Оба регоператора заявляют, что не гонятся за большой прибылью и смотрят в долгую. Но не скрывают, что в конце концов рассчитывают заработать. Кстати, оператор выбирается на 10 лет. В случае с НЭО, цена контракта со Смольным 131 млрд рублей, с УКООЛО около 30 млрд. Как эти суммы обглодает инфляция, не берется сказать никто. Ежегодный повышающий коэффициент, заложенный в контракт, — примерно 4%. На данный момент годовая инфляция прогнозируется на уровне 20%. Так себе арифметика.

И ключевой момент: у НЭО с 1 июля в тариф включена инвестиционная составляющая — как раз на строительство заводов. Есть ощущение, что всё может сожрать основная деятельность по вывозу мусора.

Следом паралельный вопрос — для операторов установлены на уровне, чтобы и население не ворчало и бизнес как-то шёл. Тариф рассчитывается из затрат регоператора. В случае реализации планов по строительству комплексов они могут так скакнуть, что докатится до населения.

Немаловажны и сроки строительства, такой комплекс построить — не ларек с шавермой поставить: примерно полтора года, в лучшем случае. Для нынешних времен горизонт планирования космический. Не стоит забывать, что дело не только в оборудовании, но и огромном объеме строительных работ — подготовка площадки на десятках гектаров, строительство сооружений и прочее. То есть песок, бетон, арматура, транспортировка, трудочасы. И цены уже взлетели.

По словам гендиректора УКООЛО Антона Бучнева, финансовые изучаются, и есть уверенность в замене импортных комплектующих.

— Думаю, за несколько месяцев наши производители адаптируются.

— Если не все, то сколько уйдет времени на поиск новых партнеров, переговоры, заключение контрактов, настройку логистики и поставку?      

— Все быстро меняется, время ускорилось. То, на что раньше можно было потратить год, в сегодняшних реалиях будет происходить значительно быстрее.

— Цены?

— Иллюзий не испытываем, но, надеемся, наша финансовая модель выдержит.

Гендиректор НЭО Екатерина Горшкова признает, что придется нелегко, но тоже не унывает.

— У нас есть определенный план, мы по нему двигаемся с учетом изменения окружающей обстановки. Изучаем варианты импортозамещения, вопросы, связанные с ценообразованием, перспективами строительства и закупки оборудования, — вполне хладнокровно ответила изящная собеседница.

Если тактически, то никто не отменял скрытого противостояния городского и областного регоператоров. Они борются за ресурсную базу, то есть мусор. Получается, кто первый построит заводы — тот и начнет первым зарабатывать. Областной со своим проектом в Кингисеппе пока опережает.

Если же стратегически, в случае приостановки строительства комплексов все мы останемся с теми самыми переполненными полигонами. От них так хотели избавиться, но как бы новые не пришлось открывать.

Виктор Смирнов, 47news     

Нет комментариев

Прокомментируйте

<