Природа в законе

01.09.2018 0 комментариев

Как развивается экологическое право двух стран. Какой опыт России и Беларуси стоит перенять друг у друга в сфере охраны природы. Как скоро мы будем жить по одним правилам? Об этом рассуждает ведущий научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Николай Кичигин.

КАК В СТАРЫЕ ВРЕМЕНА?

— Попытки регулировать отношения общества и природы были еще в древнем Вавилоне. На территориях нынешних Беларуси и России когда-то тоже пытались ввести такие ?

— Стремление оберегать природу было свойственно человеку во все времена. Первые законодательные ограничения промысла диких зверей и птиц появились еще при Ярославе Мудром в шестнадцатом веке. Потом пытались регламентировать размер ячеек сетей, чтобы туда не попадала молодь. При Петре Первом запрещалось без разрешения рубить корабельные сосны. Орудия ловли начали делить на законные и «самоловы». За браконьерство грозил кнут, в особых случаях могли сослать на каторгу. На территории нынешней Беларуси под пристальным вниманием во все времена была Беловежская пуща, излюбленное место охоты высоких особ. Но даже им не давали разгуляться. В пятнадцатом веке вышел закон, запрещающий охоту на крупного зверя.

— При советской влас-ти старая система рухнула, а что пришло на смену?

— С приходом большевиков национализировали все ресурсы, приняли ряд декретов. Но иногда на них приходилось закрывать глаза, надо было поднимать экономику любым способом. Но уже в 1960 году был принят один из самых прогрессивных законов в мире «Об охране природы в РСФСР». И хотя он был всего на пяти страницах, имел революционное значение. В нем говорилось, что подлежат охране все земли, в том числе сельскохозяйственные. Он вводил оценку проектов крупных строек всероссийским обществом охраны природы, должности общественных инспекторов определялись как почетные. В США подобный акт был принят десять лет спустя, а первая международная Стокгольмская природоохранная декларация была принята лишь в 1972 году.

ЕЩЕ ОДНА ПОПЫТКА

— Каким путем пошли и Беларусь после распада СССР?

— Современное законодательство стран СНГ родом из Советского Союза. У нас во многом общие корни. Но кое-кто в чем-то бежит впереди. Белорусское законодательство приближено к европейскому, а в Казахстане первыми во всем СНГ приняли экологический кодекс.

— Что взяла Беларусь на Западе?

— Ратифицировали ряд международных соглашений, к примеру, Орхусскую конвенцию. Она самым непосредственным образом касается взаимоотношений органов власти
и общественности. К примеру, любой человек может обратиться с запросом в госучреждение о состоянии воздуха, воды, почвы, узнать о животных, растениях и даже об организмах, генотип которых был изменен при помощи генной инженерии. При этом не надо объяснять причины, для чего нужна информация. Также можно требовать информацию о выбросах от промышленных предприятий и коммерческих организаций. Бизнесмены обязаны оповещать о намечаемой деятельности, если она может нанести вред. На обсуждение общественности выносятся не только новые проекты, но и изменение технологий и производств на уже существующих объектах.

— А почему в РФ не ратифицировали эту конвенцию?

— Было несколько попыток, минимум две. Еще в июне 2011 года , занимавший пост Президента Российской Федерации, поручил правительству рассмотреть этот вопрос. Но к нужному сроку данное поручение выполнено не было. Вроде как никто не против, но с другой стороны процесс не двигается. А сейчас с учетом международной обстановки это потеряло актуальность.

БЕСХОЗНЫЕ И ОПАСНЫЕ

— Что еще интересного у наших соседей?

— Белорусы внедряют протокол по стратегической экологической оценке (СЭО). Этот документ начинают готовить одновременно, как только, например, у кого-то появляются мысли построить в регионе крупное химпредприятие или проложить нефтепровод. То есть еще на стадии принятия решения начинается рассмотрение возможных последствий проекта для здоровья населения и окружающей среды. Проводятся консультации с соответствующими органами власти и участием общественности. Выводы СЭО отдают политикам, чтобы они могли взвесить все достоинства и недостатки каждого варианта. Окончательное принятие решения абсолютно прозрачное.

Еще в Беларуси развивают экологический аудит. Он возник на Западе в семидесятых после многочисленных аварий на химпредприятиях. Как правило, процедура экоаудита является добровольной. Однако в Евросоюзе никто не даст кредит на модернизацию или приватизацию предприятия без такого мероприятия. В белорусском законодательстве есть требование, что в случае ликвидации или банкротства экологически опасного предприятия должен быть проведен экологический аудит. У нас такого нет. В ходе приватизации часто оказывалось, что экологически опасные предприятия оставались бесхозными.

— В чем мы опередили белорусов?

— Россия сделала рывок в переходе предприятий на принцип наилучших доступных технологий. Это самые передовые достижения науки и техники, наносящие наименьший вред природе, безопасные для человека и при этом выгодные с экономической точки зрения. Они должны не только защищать окружающую среду от негативного воздействия производства, но и быть рентабельными для тех предприятий, которые их внедряют. Лучшие решения собраны в отраслевых справочниках и готовы к тиражированию. Как только предприятие переходит на эту технологию, это означает, что у государства к нему претензий нет. Облегчается работа бизнеса.

ПРАВО НА ДВОИХ

— Когда произойдет унификация законодательства экологического права Союзного государства?

— Хороший вопрос. С одной стороны, хочется сказать, давайте быстрее интегрироваться, чтобы было единое законодательство, но пока острой необходимости на этом направлении нет. Тем более появился ЕАЭС. Но даже устав пятерки напрямую экологию не затрагивает. Это дело времени.

В Евросоюзе, например, вопросы совместной охраны окружающей среды подняли только через двадцать лет после его создания.

 В Договоре о создании Союзного государства в статье восемнадцать есть пункт, где говорится про совместные действия в области охраны окружающей среды, экологической безопасности, предупреждения природных и техногенных катастроф и ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

— По этим отдельным направлениям синхронизация идет и достигла больших успехов. Например, проводится совместный мониторинг районов, испытывающих влияние последствий Чернобыльской катастрофы. Осуществляется совместная политика в области гидрометеорологии. Уже унифицированы технологии сбора, обработки и хранения информации в этой сфере. Есть союзная программа, которая предполагает разработку технических средств, предупреждения природных и техногенных катастроф.

Сгораемый остаток

— Как думаете, исправит ли ситуацию, если увеличить штрафы за загрязнение окружающей среды?

— Признано, что одними санкциями нельзя добиться исполнения законодательства. Важно стимулировать предприятия переходить на новые технологии. При грамотном подходе экологическое перевооружение будет выгодно всем. Уже сейчас очевидно, что вводимые новые нормы дадут толчок другим отраслям — загрузят заводы и научные учреждения.

— Как внедрить мусора?

— В Москве давно существует такое требование для юридических лиц. Но как оно реализуется? Отходы из разных контейнеров высыпают в одну машину и вывозят на полигон. Там все еще раз смешивается. Здесь мало принять закон, нужно иметь инфраструктуру — построить мусоросортирующие комплексы, отрегулировать логистику, изменить систему управления потоками вторсырья. В идеале — собранные отходы везут на пункты сортировки, где часть отдадут на переработку при помощи современных технологий, оставшиеся сожгут и лишь малую часть вывезут на полигон.

— Мусоросжигательные заводы — необходимость?

— Практика показывает, что в будущем без них не обойтись. В Германии почти 70 установок по сжиганию муниципального мусора мощностью около 20 миллионов тонн. У нас во всей стране столько нет. Беларусь и Россия будут их строить, потому что с каждым годом свободных земель для хранения отходов остается все меньше. Скопились миллиарды тонн мусора на площадях, сопоставимых с территориями небольших стран. Но строительство мусоросжигательного завода требует доверия.

Население должно быть уверено, что после сжигания мусора в воздух не попадут мышьяк, бериллий, хром, никель, кобальт, марганец. Люди хотят гарантий, что на заводе вовремя поменяют фильтры и проведут технические регламентные работы.

Источник:https://souzveche.ru

Нет комментариев

Прокомментируйте

<