Экология отходит на второй план?

Экология отходит на второй план?

21.10.2022 0 комментариев

  17 октября 2022 года ряд федеральных СМИ распространили информацию о том, что в следующем году наконец-то начнутся работы по ликвидации отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. При этом особо подчёркивалось, что возникшие затруднения с подбором подходящих технологий уничтожения токсичных отходов ЦБК не повлияют на сроки начала рекультивации карт-накопителей.

«Денег нет, но вы держитесь!»

А за неделю до этого председатель Комитета    Госдумы РФ по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды , комментируя параметры федерального бюджета на 2023 год и плановые 2024 и 2025 годы, заявил, что в этом документе не предусмотрено выделение денежных средств на ликвидацию негативного воздействия на озеро Байкал отходов, накопленных в результате деятельности Байкальского ЦБК.

Возникла неловкая ситуация сродни той, которую в своё время обрисовал , произнося свою крылатую фразу: «Денег нет, но вы держитесь!». Решить такую масштабную накопившуюся за несколько десятилетий проблему, которая угрожает экологии самого крупного на планете пресноводного озера, без серьёзных бюджетных вливаний абсолютно невозможно. Отложить её решение на потом — безответственно. Насколько подобного рода аргументы смогут убедить народных избранников, станет известно совсем скоро, когда они проголосуют за утверждение федерального бюджета на 2023 год.

Но даже с учётом заключения Счётной палаты РФ, не исключившей возможность недополучения российским бюджетом в следующем году примерно 639 млрд рублей, попытку сэкономить на экологической безопасности озера Байкал вряд ли можно назвать самой лучшей идеей. Тем более что затраты на охрану окружающей среды (т.е. на все экологические проекты России) в соответствии с проектом бюджета должны составить в следующем году всего 142 млрд рублей, чего явно недостаточно.

 

Чтобы был понятен масштаб проблемы, которую необходимо решить как можно быстрее, необходимо напомнить слова руководителя комиссии по экологии Общественной палаты России Сергея Чернина, произнесённые им в июле 2016 года: «Более чем за 40 лет на БЦБК накоплено более 6,2 млн тонн отходов производства, которые захоронены в 14 «картах» двух полигонов суммарной площадью 154 га, находящихся на расстоянии 350–750 м от берега озера Байкал».

Фактически речь идёт о балансировании на грани крупномасштабной экологической катастрофы. Но самое страшное в этой истории заключается в том, что если, не дай бог, ситуация выйдет из-под контроля, то потом никах миллиардов не хватит на устранение последствий.

 

Коней на переправе трижды поменяли

 

За последние пять лет было предпринято несколько попыток ликвидировать последствия негативного воздействия отходов, накопленных в результате деятельности Байкальского ЦБК. Первая из них датируется 22 декабря 2017 года, когда между Минприроды Иркутской области и АО «Росгеология» был заключён соответствующий госконтракт. К слову сказать, если бы та попытка увенчалась успехом, весь комплекс работ по очистке прибрежной полосы Байкала могли бы завершить ещё в 2021 году.

 

Однако уже с самого начала стало понятно, что справиться с поставленной задачей у «Росгеологии» не получится. За два года работы  специалисты в области геологии получили от заказчика три претензии, но так и не смогли ни грамотного технико-экономического обоснования представить, ни эффективной и экологически безопасной технологии переработки опасных отходов предложить.

 

Закончилось это тем, что генеральный директор «Росгеологии» Роман Панов был отправлен в отставку. От услуг компании решено было отказаться. И уже в 2019 году Правительство РФ предварительно одобрило в качестве генподрядчика по очистке берегов Байкала Корпорацию «ГазЭнергоСтрой» из Нового Уренгоя.

 

Северяне с энтузиазмом взялись за новое для себя дело. Довольно оперативно они предложили оригинальное техническое решение, заключающееся в том, чтобы при пониженной температуре без доступа атмосферного кислорода термически разлагать отходы на безопасные компоненты. Они даже сумели получить положительное заключение Государственной экологической . Но на этом их этузиазм полностью иссяк.

 

И вот теперь по распоряжению Правительства РФ, подписанному в конце 2020 года, единственным исполнителем работ по ликвидации накопленного вреда окружающей среде было определено входящее в структуру Госкорпорации «»  ФГУП «Федеральный экологический оператор».

«Скоро сказка сказывается, да нескоро дело делается»

 

Первое, с чего начали специалисты «Росатома», так это, оценив ситуацию, пообещали до конца 2024 года полностью завершить рекультивацию брошенных полигонов Байкальского ЦБК. Трудно сказать, насколько искренними были их обещания. Одно только можно утверждать точно: поверили им не все.

 

В мае прошлого года промплощадку бывшего Байкальского ЦБК решила лично проинспектировать руководитель Федеральной службы по надзору в сфере природопользования Светлана Радионова. По традиции, она не преминула сделать очередное громкое заявление: «Мы не должны сдерживать развитие территории, но при этом экологические требования нужно чётко соблюдать. Байкал – мировая жемчужина. Поэтому вопросы экологии здесь в приоритете».

 

Присутствовашие на объекте представители «Росатома» тоже не скрывали своего оптимизма. Их новая порция обещаний сводилась к тому, что не позднее декабря 2021 года будет разработана проектно-сметная документация рекультивации промплощадки ЦБК, которая непременно должна будет пройти процедуру общественных обсуждений и получить положительное заключение государственной экологической экспертизы.

 

Но и на этот раз все пошло не так, как планировалось. По крайней мере, такой вывод можно было сделать по итогам совещания, прошедшего 23 июня 2022 года под руководством зампреда Госдумы Алексея Гордеева. Заверив всех присутствовавших на совещании в том, что Государственная Дума в настоящее время усиливает свою контрольную функцию, господин Гордеев проинформировал их о предстоящем выезном заседании Комитета Госдумы РФ по экологии, по итогам которого пообещал «подготовить свои рекомендации по решению данного вопроса».

 

Трудно сказать, какие рекомендации были подготовлены Дмитрием Кобылкиныи и его коллегами по экологическому комитету. Важнее то, что на них никто не обратил должного внимания. Иначе как ещё можно объяснить тот факт, что в течение предстоящих трёх лет на улучшение экологии прибрежной территории озера Байкала деньги из федерального бюджета выделяться не будут?

 

Конечно же, можно было бы сослаться не непростую экономическую ситуацию, в которой оказалась страна, на сокращение поступлений в доходную часть бюджета и увеличению размеров его дефицита. Все это, вне всякого сомнения, является именно той реальностью, с которой  в настоящее время нам приходится сталкиваться и которую необходимо учитывать.

Но ведь существует общее правило: когда наступают сложные времена и возникает необходимость на чём-то экономить, то, как правило, начинают сокращать финансирование менее значимых проектов, реализацию которых без особых проблем можно отложить на более позднее время.

Горнолыжный курорт важнее озера Байкал?

 

В случае с озером Байкал такое легкомыслие может обернуться большой бедой. А вот, например, от строительства очередного так называемого горнолыжного курорта «Мамисон» можно было бы, если уж не совсем отказаться, то, по крайней мере, сдвинуть сроки на несколько лет. Ничего страшного не произошло бы. Десять лет начало его строительства сдвигали – и ничего. Так что ещё лет пять передвижки абсолютное большинство россиян могло бы и не заметить.

 

Но, как это ни покажется странным, никаких заявлений о сокращении бюджетного финансирования проекта «Мамисон» не прозвучало. Запланированные бюджетные средства продолжают выделяться в полном объёме. Это позволило министру экономического развития Северной Осетии – Алании с оптимизмом смотреть в будущее. В одном из своих последних интервью он честно признался: «В целом проект строительства курорта «Мамисон» до конца 2024 года оценивается в сумму порядка 19 млрд рублей. Я думаю, что он будет увеличиваться по мере реализации масштабного проекта».

 

И таких «мамисонов» в проекте бюджета РФ на 2023 год и на последующие два года наберётся немалое количество. Причём деньги на них непременно найдутся. А что касается ликвидации опасных отходов Байкальского ЦБК, то «Росатом» теперь полагает приступить к данной работе не ранее 2026 года. Конечно же, только в том случае, если до этого времени не преподнесёт какой-нибудь неприятный сюрприз.

 

А в том, что нехорожий нежданчик может произойти в любое время, сомневаться уже не приходится. Начиная с осени 2020 года на юге Байкала стали фиксировать усиление подземной активности. Последнее из них произошло утром 14 октября текущего года, когда в акватории озера на границе Иркутской области и Бурятии произошло землетрясение магнитудой 5,8 балла. По прогнозу специалистов, частота землетрясений и сила подземных толчков в ближайшие годы будут только нарастать. А это означает, что риск плавного перемещения в пресные воды озера Байкал миллионов тонн опасных отходов, в настоящее время хранящихся в не самых надёжных накопителях, многократно возрастает.

 

Но вот что интересно. Входящий в национальный проект «Экология» федеральный проект «Сохранение озера Байкал» всегда считался одним из приоритетных природоохранных проектов России. Его реализация даже находится на особом контроле у президента страны. Несмотря на это проект на три года лишили финансирования. Вместо него власти озаботились созданием отдельного федерального проекта по развитию туристической инфраструктуры на Байкале. Причём мало кто сомневается, что деньги на туристический проект в федеральном бюджете сумеют изыскать. Как и на строительство горнолыжных «мамисонов» и тому подобных увеселительно-развлекательных объектов.

 

Не кажется ли такая логика немного странной? Может, стоит как-то её подкорректировать и не отодвигать экологические проекты на задний план?

 

Источник: http://www.stav-reporter.ru/

Нет комментариев

Прокомментируйте

<